Всекузбасская книга Памяти в Электронном Виде

Уважаемый гость, на данной странице Вам доступен материал по теме: Всекузбасская книга Памяти в Электронном Виде. Скачивание возможно на компьютер и телефон через торрент, а также сервер загрузок по ссылке ниже. Рекомендуем также другие статьи из категории «Инструкции».

Всекузбасская книга Памяти в Электронном Виде.rar
Закачек 3671
Средняя скорость 9590 Kb/s

Всекузбасская книга Памяти в Электронном Виде

Рейтинг: / 6

Подробности Категория: Книга памяти Автор: Зинаида Верховцева Просмотров: 11218 2007 год, Выпуск № 5

Содержание материала

Почти два десятилетия тому назад, 17 января 1989 года, Постановлением секретариата ЦК КПСС было положено начало работы над многотомным печатным памятником. В нем говорилось: «Одобрительно отнестись к предложению, изложенному в записке Министерства обороны СССР, Всесоюзного совета ветеранов войны и труда, Госкомиздата СССР, ЦК ВЛКСМ, Советского Фонда мира об издании в 1989–1995 годах Всесоюзной Книги памяти».

В ту пору, в преддверии 50-летия начала Великой Отечественной войны, возросло внимание общественности к проблеме – как сохранить в памяти потомков имена защитников Родины, ценой жизни отстоявших ее свободу и независимость. В феврале того же года бюро Кемеровского обкома КПСС приняло постановление об издании областной Книги памяти. Аналогичное решение принял облисполком. Провозглашенный лозунг «Никто не забыт, ничто не забыто» обретал свое реальное воплощение. Из многочисленных архивных хранилищ обществу предстояло востребовать частицу своего духовного, историко-героического богатства и тем самым укрепить социальные корни и нравственные устои, упрочить связь и преемственность поколений.

В том же 1989-м, 7 марта, была образована областная редколлегия Всекузбасской Книги памяти. Ее возглавил зампредседателя облисполкома Г. В. Корницкий, меня утвердили редактором-составителем. В сжатые сроки – до июня – были разработаны и через СМИ обнародованы организационные, научно-методические принципы ее создания, повсеместно, во всех городах и районах образованы рабочие группы. В них вошли советские, партийные, комсомольские работники, военные, ученые, библиотечные, музейные работники, журналисты, ветераны войны и труда, студенты, учащаяся молодежь – всего свыше двухсот человек. Одновременно проведены областное, кустовые совещания в Кемерове, Новокузнецке, Юрге, Мариинске, на которых разъяснялись суть вопроса, задачи, методика их осуществления. В помощь руководителям рабочих групп мной было подготовлено и издано «Методическое пособие», осуществлялись многочисленные консультации по разным вопросам.

А проблем на пути достижения цели было предостаточно. Это и кадровые вопросы, и частая на первых порах сменяемость председателей областной редколлегии (Г. В. Корницкий, В. К. Копеин, А. И. Шундулиди, И. Ф. Федорова, А. Г. Тулеев), и отсутствие финансирования, помещений и их материально-технического оснащения, и трудности с доступом к документам уникальных центральных архивов из-за территориальной удаленности, малой пропускной способности при одновременной острой необходимости обращения к их материалам всех редсоветов республик, краев, областей страны.

К тому же все сведения о погибших (а их миллионы), даже картотека, существовали в основном в рукописном виде зачастую с трудно читаемыми почерками, выцветшими чернилами. Во весь рост встала проблема их компьютеризации и рассылки на места. Этот вопрос остро обсуждался на Всесоюзном совещании в Москве в январе 1990 года. Однако освоение процесса первое время шло сложно, темпы оставались низкими. За весь 1990 год в Кемеровскую область поступили сведения о 150, за январь 1991 года – о 156 кузбассовцах. Мы понимали, что темпы централизованной компьютерной обработки возрастут. И тем не менее, они внушали опасения: в сочетании с другими проблемами создание Книги памяти грозит растянуться на десятилетия.

8 февраля 1991 года Президент страны подписал Указ «О дополнительных мерах по увековечению памяти советских граждан, погибших при защите Родины в предвоенные годы и в период Великой Отечественной войны, а также исполнявших интернациональный долг».

Учитывая многочисленные просьбы кузбассовцев, отдельных общественных организаций, Кемеровский областной Совет народных депутатов (председатель А. Г. Тулеев) 27 февраля 1991 года принял решение: «1. Объявить 22 июня 1991 года Днем поминовения погибших и без вести пропавших в Великой Отечественной войне 1941–1945 гг.

2. Рекомендовать городским и районным Советам народных депутатов разработать планы проведения мероприятий, привлекая к этой работе широкие слои общественности и религиозные организации».

Воздавая должное горечи пережитых утрат, почти одновременно по решению областного Совета народных депутатов был изготовлен нагрудный знак «Матери и вдове 1941–1945 благодарный Кузбасс». Его вручали вместе с удостоверением в торжественной обстановке. Заметим, что в стране 22 июня объявлен Днем памяти и скорби Указом президента 8 июня 1996 года.

Основными источниками для создания Всекузбасской Книги памяти послужили сотни тысяч документов 49 местных архивов военных комиссариатов и отделов социального обеспечения (только в г. Кемерово их двенадцать), Центрального архива Министерства обороны Российской Федерации (ЦАМО РФ, г. Подольск, Московская обл.), Военно-медицинского архива (ВМА, г. Санкт-Петербург), материалы, полученные от ВНИИДАДа (Всероссийский научно-исследовательский институт архивоведения и архивного дела, г. Москва) и другие.

В первые месяцы работы большое количество материалов поступило от редколлегий Книг памяти республик, краев и областей бывшего СССР – с мест захоронений воинов. По объему их можно сравнить с обрушившейся огромной бумажно-информационной лавиной, составившей семь увесистых папок. В них сообщались только фамилии, имена, отчества (или фамилии и инициалы) без привязки к территориальной принадлежности. Затем их пришлось скрупулезно проверять по архивным документам ЦАМО РФ в Подольске, а допуск – форма № 3 был только у меня. Выезжала несколько раз и работала там в две смены. В результате удалось выявить тысячи призванных из Кузбасса.

Своеобразную вахту памяти длиной в шесть лет вели студенты исторического факультета Кемеровского государственного университета (декан Ю. Л. Говоров). Двадцать два из них мной были вовлечены в авторский коллектив, 20 человек на собранном научном материале под моим руководством на «отлично» и «хорошо» защитили курсовые работы, 5 – дипломы – все только на «отлично». Одна из них – Лена Баталова после окончания госуниверситета успешно работала младшим научным, научным сотрудником.

В архивах местных военных комиссариатов, фондах уникального Центрального архива Министерства обороны РФ они знакомились с документами военной поры, написанными непосредственно на передовой, в штабах полков, дивизий, под бомбовыми ударами, артиллерийско-минометным огнем – там, где непосредственно проходила линия фронта. Изучая архивные материалы в подлинниках, будущие инженеры человеческих душ постигали тонкости научного творчества, овладевали образовательными и воспитательными знаниями, навыками самостоятельной работы. Не менее важен момент и духовного возмужания молодежи.

Среди документов военной поры важным пластом явились «похоронки», присланные с переднего края, с проставленными на них печатями и штампами полевых почт, фронтовых частей и соединений. Пожелтевшие, полуистлевшие, они и сегодня пахнут порохом. В то же время написанные в экстремальных фронтовых условиях поспешными, зачастую трудно читаемыми почерками, порой с допущенными в них неточностями, они содержат неунифицированную, разнящуюся по своей емкости информацию. Положение дел усугубляется и тем обстоятельством, что за прошедшие десятилетия эти документы выцвели от времени, обветшали, порой истерты до дыр от частого перелистывания.

В некоторых военкоматах извещения о гибели воинов-кузбассовцев сохранились далеко неполностью, скажем, в Центральном РВК (бывшем ГВК) г. Кемерово. В других они отсутствуют вовсе, к примеру, в Рудничном РВК. Здесь хранятся лишь списки погибших. Аналогичные списки имеются и в архиве Центрального РВК, но они лишены многих важнейших сведений. Кузедеевский РВК вообще не сохранил для потомков архивные документы военной поры. Кроме того, в первые военные месяцы извещения, «похоронки» отправлялись непосредственно родным и близким погибших. Такое положение дел создало немалые сложности для создателей Книги памяти.

Другой использованный нами пласт документов – выписки из приказов Главного Управления кадров Наркомата Обороны (ЦАМО РФ). На листах огромной потрясающей силы воздействия на исследователей – списки погибших, составленные Центральным бюро по учету боевых потерь. На многих из них – от 20 до 50 фамилий.

Важный банк данных почерпнули мы в картотеках прекращенных и действующих пенсионных дел, составленных на получателей пенсий за погибших и хранящихся в отделах социального обеспечения.

Многие коллеги-педагоги удивлялись: как мне удалось добиться разрешения на допуск студентов к архивным документам ЦАМО РФ. Не скрою, пришлось затратить немало усилий, времени на получение каждым из них формы № 3, на согласование с руководством архива.

Особо отмечу тот факт, что в ЦАМО РФ, ВМА (Военно-медицинский архив, г. Санкт-Петербург) документы хранятся не по принципу областей, краев, республик, а по фронтам, армиям, корпусам, дивизиям, госпиталям и др. И вот прежде чем приступить там к розыску не вернувшихся с войны кузбассовцев, требовалось провести поистине титаническую подготовительную работу и научить поиску студентов. Прямо скажу, для них это оказалось серьезным испытанием. С трудом они выдерживали только одну смену. А мне, как руководителю, надо было проанализировать сделанное ими, подготовить фронт работы на следующий день и самой успевать вести масштабную поисковую работу. Мы выезжали туда трижды. Затем весь объем изыскательской работы пришлось переложить в основном на плечи свои и сотрудников. Добытые в центральных и областных архивах материалы рассортировывали по месту призыва (рождения) погибших и передавали в рабочие группы, горвоенкоматы для последующих сверок, уточнений.

К архивно-изыскательской работе в местных военных архивах приобщала и учащихся средних школ № 4, 11 г. Кемерово под руководством их учителей Э. Ф. Грунд, Н. В. Бибиковой и Т. Д. Городиловой. Далее весь объем кропотливой научной, технической обработки собранных материалов лег на плечи возглавляемого мной, как научным руководителем, крохотного, постоянно меняющегося коллектива сотрудников, корректоров, программистов.

В основу создаваемого многотомного труда был положен фундаментальный принцип – историко-документальная достоверность, объективность информации.

Его достижению существенно помогло обнародование списков не вернувшихся с полей войны в местной периодической печати. Только по первым двум томам, посвященным городу Кемерово, на протяжении четырех лет – 1989–1993 годов было опубликовано, вдумайтесь только, свыше 11 тысяч имен кемеровчан с краткой информацией о них в 123 номерах областной газеты «Кузбасс» и 78 номерах областной газеты «Комсомолец Кузбасса» (ныне «Кузнецкий край»).

Осуществлялось это в условиях уже начавшейся «перестройки». Оставим за кадром все перипетии сложных согласований, настойчивых переговоров, убеждений (битву трудную вели – делалось-то все бесплатно! Порой в конце того или иного блока обнародованных списков появлялась приписка: «Окончание». И все начиналось сначала). Но главное – результат. И несомненная заслуга в нем главных редакторов поименованных газет Александра Васильевича Трутнева, Евгения Анатольевича Богданова (ныне покойного), ответственного секретаря Юрия Васильевича Дьяконова. Как выяснилось буквально на днях, в 1945-м у него погиб отец, сержант Дьяконов Василий Михайлович, призванный в армию Прокопьевским ГВК 14 мая 1941 года.

Всекузбасская Книга памяти (из истории создания) — Журнал Огни Кузбасса. На этом данная статья подошла к завершению. Следите за обновлениями на нашем сайте. Получить дополнительную информацию, а также задать свои вопросы можно в комментариях.


Статьи по теме